Молодёжь пассивна и пофигистична


Виктор Мараховский пишет:

Уважаемые читатели! Вы знаете не хуже меня, что молодёжь пассивна и пофигистична. Студентов не волнует ничего, что не пригодится им в тихой будущей жизни. Свою кипучую юношескую агрессивность они тратят на стрельбу птицами по свиньям, а от внешнего мира хотят лишь, чтобы он к ним не приставал. В кино их интересуют только комедии, а всё творческое начало расходуется на виртуозное приспособление к среде. С такой молодёжью мы не отстроим великую страну.

Если вам интересно, почему именно с такой молодёжью мы отстроим великую страну – давайте об этом поговорим.

...Толчком к написанию этой колонки послужило прослушивание рассказа 21-летнего студента о его столичном медийном факультете. Я спросил, чем там на факультете дышит народ, и получил ответ.

Оказалось, народ не дышит ничем. В том смысле, что у него нет никаких образов, которых не было бы, например, у народа 30-летних или у народа 14-летних. То есть собственную реальность он – не создаёт вообще. Он живёт в нашей, только относится к ней несколько иначе.

Взять политику. Будущие медийщики всей этой нашей снежной революции, Путина, сталингейта, Макфола, беременных хипстеров и прочего просто не заметили. Есть четыре человека, у которых какие-то свои личностные проблемы и которые поэтому ходили на белые дефиле и митинги Кургиняна в соотношении 3:1 А вот «тру занятые» - то есть те, кто очень упорно учится и хочет стать настоящими медийщиками, – вообще не в теме. «Они интересуются той сферой, в которой дальше хотели бы работать, – пояснил студент обалдевшему мне. – В основном это кино, фешн, театры и книги».

Молодёжь пассивна и пофигистична



На первый взгляд, последняя фраза выглядит болезненным бредом. За исключением «фэшна», то есть обычного пошивочно-модельного дела – все названные сферы намертво прикованы к той самой заоконной реальности, которой тру отличники знать не хотят. Возникает вопрос: чему они там, собственно, учатся? Как можно готовиться продюсировать кино, описывающее реальность, – и игнорировать сам предмет кино? Собираться делать театр, где играют жизнь, – и не интересоваться жизнью? Собираться издавать книги, описывающие мир, – и плевать на мир? Это же как учиться на фармацевта, не зная человеческой анатомии.

Но самое страшное, что на самом деле рациональность тут есть.

Дело в том, что их мировосприятие строится на другом инженерном принципе. У того, как этот принцип сформировался, сотни причин, но у меня есть версия, какая причина главная.

Если выражать это чистой формулой, – то поколение тех, кому за 35, видит в мире в основном явления. Нас учили воспринимать его именно так, от вопросов «Что такое живая клетка?» до «Почему Стахович предал товарищей?». При этом к последнему вопросу не приделывали на выбор четыре варианта ответа, например:

«1) Чтобы снизить личные риски,

2) за бочку варенья и корзину печенья,

3) ему приказал Кришна,

4) на самом деле всех предала Рита Скитер».

Кроме того, мы ещё помним, как этих самых явлений периодически не хватало. Начиная от дефицита джинсов и заканчивая дефицитом, я не знаю, Кастанеды какого-нибудь.

Поколение тех, кому сейчас 20, напротив, тонет в явлениях. Что важно: даже вполне доступных бедному студенту явлений гораздо больше, чем он может переварить. Даже очень бедный юноша вынужден выбирать из двадцати плохих китайских штанов и четырёхсот идиотских комедий. Иначе говоря, кастанед и джинсов вокруг такая куча, что не то что разжёвывать – надкусывать каждое заманаешься. Поэтому они в мире видят первым делом операции, призванные разбираться с этим океаном явлений. Они ищут процедуры и технологии, которые помогают отбрасывать лажу и лирику – и ведут к единственно проверяемому результату в виде успеха.

Так что будущий киномагнат, изучающий вместо народной души типичные приёмы киноиндустрии, – своё поведение в принципе объяснить может. Вернёмся к аналогии с фармацевтами, не знающими анатомии. Такой фармацевт может посмотреть на вас с вашими претензиями, как на идиота, и сказать: «Я владею статистической информацией о том, какой эффект производят активные вещества. Я владею информацией, как они взаимодействуют в комбинациях. Зачем я буду знать об устройстве конкретной тушки, в которой они эти эффекты производят?»

Если давать этой неписанной идеологии название – то её можно назвать «Оперрационализмом». И эта идеология в конечном счёте – то ли главное завоевание, то ли главная проблема пресловутой «стабильности». Мы худо-бедно живём уже лет десять в мире, где правила игры примерно одни и те же. И пока люди с сущностным мышлением спорят, справедливы ли эти правила и можно ли их изменить, люди с оперрациональным мышлением ищут способы выполнить их лучшим образом, а где возможно – скачать кряк.

Изменений правил на их памяти не происходило, поэтому для них изменение – как ядерная война: вроде произойти может, но с чего бы?

Разумеется, людям первого типа этот молодняк кажется формальным и, мягко говоря, неглубоким – не способным не только решать нестандартные системные проблемы, но и даже их видеть.

Правильно кажется: он таков и есть. То есть в нём есть пара процентов людей «нашего» типа мировосприятия – но общепринятый у поколения угол мировоззрения именно такой, «процедурный».

А теперь самое главное. Приход таких процедурней в управление огромной страной – а этот приход гораздо ближе, чем кажется – ничем хорошим для страны обернуться не может. Хотя бы потому, что определённый опыт власти похожих ребят у нас уже есть. Я говорю о нынешних 60-летних (плюс минус пять лет), которым в 1989-м было лет 35-45 и которые настолько привыкли к незыблемости мира с его партсобраниями и процедурами, что взялись его отважно улучшать и в суперкороткий срок развалили до фундамента.

Поэтому нынешних процедурней тоже оставлять как есть нельзя.

Но что тут важно: никакой пропагандой и агитацией классического типа мы их процедурный угол мировоззрения не поменяем. Потому что классический агитпроп адресуется именно к «сущностному» мышлению: «Подумай сам, в чём на самом деле состоит явление? Разве не видишь, вот же ответ!». А юного оперрационалиста традиционному агитпропу схватить не за что: он легко согласится с тем, что явление состоит, да, именно в этом – в чём угодно. Почему бы и не согласиться, если для него это вопрос номер сто двадцать пятый?

Поэтому пропаганда и агитация за вечные человеческие ценности (вроде индустриализации, империализма, критического мышления и физкультуры) – среди молодняка крупных городов никакого реального эффекта иметь не будет.

Казалось бы, ситуация безвыходная. Но тут нам на помощь приходит реальность. Судя по тому, что сейчас творится по обе стороны Атлантики – пресловутая «вторая волна» мирового кризиса так-таки началась. А это в любом случае означает, что нынешние священные технологии и процедуры успеха в ближайшие месяцы начнут давать сбои. Ибо вся эта процедурная магия – производная от хорошо слежавшейся стабильной системы. А когда у системы случается системный кризис и на пол-Манхэттана стоит очередь за бесплатным супом – какая разница, кто в этой очереди владеет корпоративным тим-билдингом, а кто не очень?

Между тем, именно в период, когда рушится один миропорядок и создаётся другой – становятся востребованы люди, которые умеют а) объяснять явления и б) создавать явления.

Так что есть надежда, что насильно оттаскивать молодёжь от энгри бёрдз и отключать от банков рефератов не придётся. Сами оторвутся.

Гарантии тут, конечно, нет. Но если оперрациональный молодняк, когда прижмёт, проявит волю к жизни – мы получим замечательную плеяду мыслителей с незамыленным свежим взглядом (хотя бы в силу того, что мышление будет для них в новинку). А способность остальных выполнять без рефлексии заданные операции тоже может пригодиться при реиндустриализации. В конце концов, Комсомольск-на-Амуре и Днепрогэс сто лет назад не толпа аналитиков возводила. Именно с такой молодёжью мы отстроим великую страну - хотя бы потому, что другой у нас нет и не предвидится.

...Что же делать сейчас, уважаемые читатели? Ответ покажется слишком скромным сослагательным революционерам, бьющимся в истерике с требованием к пассивным массам встать на освободительную битву (а те всё не встают и не встают, пока есть возможность).

Но, тем не менее, озвучим этот ответ. Наша - то есть здоровой части Рунета, Минкульта и прочих заинтересованных сторон - задача состоит в том, чтобы начать систематически и убедительно демонстрировать, где находится настоящая тру успешность, связанная с пониманием явлений.

Разнообразных примеров такой тру успешности у нас в истории – целая таблица Менделеева. Начиная, собственно, с самого Дмитрия Ивановича Менделеева.

Но ещё лучше - помогите детям личным примером. Пусть мыслители из числа наших читателей не стесняются говорить о своих удачных школах, больших тиражах, прибыльных фермах, возведённых домах, спущенных на воду судах и высокой цитируемости в научной литературе.

Мы же знаем, всё это у вас есть. Не прячьте своих удач, показывайте их. Это педагогично.



Оригинал статьи: www ( http://myronivka.com.ua/go.php?site=http://www.odnako.org/blogs/show_18751/ )
Огигинал новости «Молодёжь пассивна и пофигистична»